главная новости English version museum@nabokovmuseum.org

Зелёная гостиная

По воспоминаниям Набокова, стены в гостиной первого этажа были обтянуты зелёным шёлком. Шёлк не сохранился, но за годы работы музея стены гостиной неизменно окрашивали в зелёный цвет. В 2002 году они были расписаны известной американской художницей Барбарой Блум, которая скопировала на стенах автографы Набокова и рисунки из его рукописей.

Ещё более интересен потолок гостиной. Как вспоминает Набоков в Других берегах, каждый год в Рождество « […] гигантская елка касалась своей нежной звездой высокого, бледно-зелёными облаками расписанного потолка в одной из нижних зал нашего дома …». Однако после частичной перепланировки помещения в советское время потолок был закрашен, и до передачи помещений музею облака оставались только в набоковском тексте. Пробная расчистка в 2000 году показала, что они сохранились, но только в 2008 году Факультет филологии и искусств начал  плановую реставрацию помещения и росписи плафона потолка. Уже сделаны первые находки – обнаружены сохранившиеся детали этого плафона. Очевидно, потолок гостиной был украшен богатой росписью, в которой, кроме облаков, было изображение ласточки и гирлянды из листьев. Для читателей Набокова особенно интересно увидеть ласточку, ведь ласточка упоминается многократно в набоковских текстах, особенно в русской поэзии. Можно вспомнить, например, стихотворение из романа Дар, которое сам Набоков особенно любил и выбрал его для чтения в документальном фильме со своим участием:

Однажды мы под вечер оба
стояли на старом мосту.
Скажи мне, спросил я, до гроба
запомнишь - вон ласточку ту?
И ты отвечала: еще бы!
И как мы заплакали оба,
как вскрикнула жизнь на лету...
До завтра, навеки, до гроба, –
однажды, на старом мосту...

Следующий этап реставрации гостиной – снос перегородки, установленной в советское время и возвращение первоначального объёма помещению. Это позволит в будущем полностью восстановить анфиладную планировку комнат первого этажа – столовой, гостиной, библиотеки.

 

 

 

«Однажды мы под вечер оба
стояли на старом мосту.
Скажи мне, спросил я,
до гроба
запомнишь –
вон ласточку ту?

И ты отвечала: еще бы!
И как мы
заплакали оба,
как вскрикнула жизнь на лету...

До завтра, навеки, до гроба, –
однажды, на старом мосту...».

«Дар»

sound